Следующая станция.

Автор: Максим Букин

ПРЕЖДЕ ЧЕМ НАЧАТЬ ВСЕРЬЕЗ ОСВАИВАТЬ НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ БЕСПРОВОДНОГО ДОСТУПА В ИНТЕРНЕТ, РОССИЙСКИЕ ОПЕРАТОРЫ ДОЛЖНЫ БУДУТ ВЕРНУТЬ ИНВЕСТИЦИИ В РАЗВЕРТЫВАНИЕ СЕТЕЙ СВЯЗИ ПРЕДЫДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ.

Журналисты любят эффектные обобщения, поскольку такие формулы обожает публика. Перспективный стандарт LTE (Long-Term Evolution) уже окрестили «убийцей» не только сетей 3G, но и мобильного WiMAX — динамично развивающегося сегмента услуг беспроводного доступа в Интернет. Однако в действительности происходящие события куда более многообразны и неоднозначны.

Без проводов

Сегодня на российском рынке мобильного высокоскоростного доступа в Интернет ключевые позиции занимают восемь игроков. Операторы сотовой связи — МТС, «ВымпелКом», «МегаФон» и «Скай Линк» — сделали ставку на развертывание сетей связи третьего поколения на базе стандартов UMTS и CDMA2000. Тем временем группа операторов, представленная компаниями «Скартел» (торговая марка Yota), «Комстар-ОТС» (Comstar.WiMAX), «ИнтерПроект» (Freshtel) и «Синтерра» (ее «дочки» развивают относительно небольшие проекты в некоторых регионах), выбрала в качестве орудия главного калибра технологию мобильного WiMAX (IEEE 802.16e).

С точки зрения пользователя, заинтересованного в получении доступа к Интернету «по воздуху», потребительские характеристики 3G и WiMAX весьма близки. Различия видны только операторам на этапе подсчета денег, потраченных в ходе капитального строительства. Несмотря на то что маркетологи «Скартела» в рекламе уверенно именуют предоставляемые услуги связью четвертого поколения, нынешняя реализация WiMAX по своим скоростным характеристикам вполне соответствует возможностям, предоставляемым в сетях 3G.

По данным аналитического агентства «Рустелеком», фактическая скорость загрузки (около 1 Мбит/с) вполне устраивает 55% опрошенных в ходе предновогоднего исследования респондентов, и лишь 16% считают мобильный беспроводной Интернет «слишком медленным». Мало того, 10% опрошенных признались, что вполне обходятся «без проводов», используя для выхода в Сеть с ноутбуков, нетбуков или смартфонов исключительно средства мобильного доступа. Проще говоря, потребитель в целом удовлетворен качеством услуг, реализованных на нынешнем этапе развития технологий мобильного доступа в Интернет.

Тарифные планы в этом сегменте примерно одинаковы. Разве что большинство операторов предпочитает безлимитным предложениям тарификацию по трафику. И не из-за «природной жадности», а скорее из-за ограниченности радиоресурса, предоставить который в необходимом количестве «всем и сразу» пока не получается (в этом смысле у операторов фиксированной связи ограничений меньше). Правда, в отдельных регионах кипят уже самые настоящие демпинговые войны. Так, на самом концентрированном рынке мобильной связи в стране — в Санкт-Петербурге — количество активных пользователей мобильного Интернета в 2009 году выросло аж на 150%, вплотную приблизившись к отметке в 1 млн абонентов. По прогнозам, похожий сценарий ожидает и Москву в 2011 году. (Как известно, запуск коммерческих услуг 3G в столице задержался из-за сложностей с выделением необходимых частот, до недавнего времени занятых силовыми ведомствами. Проблему удалось решить лишь после личного вмешательства президента страны.)

В 2009 году услуги «мобильнета» принесли «классическим» сотовым операторам (предоставляющим, кроме доступа в Интернет, традиционные услуги голосовой связи) около 3 млрд рублей. То есть каждый клиент оставлял в кассе оператора связи в среднем по 250 рублей ежемесячно только за передачу данных. Отличный результат, если вспомнить, что средний по стране показатель ARPU балансирует всего-то у отметки в 300 рублей. А ведь в эту сумму «упакованы» данные, «голос», а также информационно-развлекательные сервисы.

C точки зрения географического покрытия лидерство операторов сотовой связи по сравнению с поставщиками услуг WiMAX очевидно. На конец первого квартала 2010 года «ВымпелКом» развернул сети третьего поколения в 74 регионах страны, «МегаФон» — в 49, МТС и «Скай Линк» — в 34 и 32 соответственно.

«На бумаге» хотя бы одна сеть третьего поколения работает в каждом российском регионе. Однако на практике все иначе. Во многих городах подобные проекты реализованы до сих пор совершенно формальным образом. Так, операторам порой достаточно установить несколько базовых станций, работающих на частоте 2,1 ГГц, чтобы подтвердить полученную лицензию. Кроме того, как отмечает ведущий консультант J’son & Partners Consulting Виталий Солонин, «в подавляющем большинстве регионов сигнал с базовых станций доступен лишь в центральных районах крупных городов».

На этом фоне операторы мобильного WiMAX действуют локально, проявляя активность лишь в крупных городах, где очевиден платежеспособный спрос. «Скартел» запустил свои сети в семи мегаполисах страны, «ИнтерПроект» — в четырех, «Комстар-ОТС» пока демонстрирует интерес лишь к столичному рынку, а проекты «Синтерры», развиваемые в рамках партнерской программы, представлены в десяти населенных пунктах, причем мобильный WiMAX (в отличие от фиксированного) обнаруживается лишь в половине случаев.

Операторы мобильного WiMAX строят свои сети, что называется, с нуля, тогда как операторы мобильной связи находятся явно в более привилегированном положении. Они лишь наращивают уже имеющуюся в их распоряжении инфраструктуру и могут себе позволить опереться на обширную абонентскую базу, которую постепенно приучают к тому, что Интернет «по воздуху» тоже может быть быстрым.

Все это с очевидностью отражается и на финансовых результатах. По доходам операторы «подвижного» WiMAX занимают не более 3–5% рынка мобильного доступа в Интернет, общий объем которого по итогам 2009 года оценивался в 29,3 млрд руб. (J’son & Partners Consulting). Для сравнения: рынок фиксированного проводного широкополосного доступа в сегменте домохозяйств преодолел в прошлом году отметку в 47,5 млрд руб. Показатели несоизмеримые, хотя в перспективе соотношение может измениться.

 

НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ LTE ЧАСТОТЫ ПЛАНИРУЕТСЯ ИЗЫСКАТЬ ПОСЛЕ «РАСЧИСТКИ» СПЕКТРА ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ОПЕРАТОРОВ «БОЛЬШОЙ ТРОЙКИ»

 

Данные о клиентской базе — также не в пользу смельчаков, сделавших ставку на мобильный WiMAX. Правда, справедливости ради следует отметить, что эти игроки лишь недавно запустили свои сети. И было бы странно сравнивать их результаты c показателями сотовых операторов (официальный старт проектов «Комстара» и «Скартела» состоялся только в 2009 году). Представители «большой тройки» уже обслуживают миллионы пользователей «быстрого» (по сравнению с возможностями сетей второго поколения) беспроводного Интернета, тогда как операторы мобильного WiMAX рапортуют в лучшем случае о сотнях тысяч клиентов. По данным Игоря Торгова, вице-президента по продажам и операциям компании «Скартел», количество актуальных клиентов услуг Yota к концу первого квартала 2010 года превысило 350 тысяч человек во всех городах присутствия. Между тем руководство «Комстар-ОТС» последовательно отказывается оглашать число абонентов WiMAX, хотя сервис был запущен в коммерческую эксплуатацию еще летом 2009 года. «Мы не выделяем этих пользователей из общей массы наших клиентов широкополосного доступа (в 1,3 млн человек)», — говорит Сергей Приданцев, президент «Комстар-ОТС». Похоже, спрос на такие услуги пока весьма невелик.

В целом, согласно оптимистическому сценарию аналитиков J’son & Partners Consulting, абонентская база мобильного WiMAX в России к концу 2010 года достигнет 1,7 млн пользователей. Как нишевый сервис, мобильный WiMAX имеет полное право на жизнь. Мало того, в краткосрочной перспективе такого рода проекты могут оказаться весьма успешными: за счет небольшого числа абонентов скорость передачи данных будет выше, чем в «загруженных» массой клиентов 3G-сетях. Но и здесь все не просто. По данным исследовательской компании Maravedis, поставки WiMAX-чипов выросли по итогам 2009 года на 147%. Добрый знак? Как сказать. В абсолютных цифрах этот прирост — с 1,3 до 5 млн устройств — не так уж и заметен. Кроме того, директор Maravedis Адлэйн Феллах полагает, что в деньгах общий объем рынка WiMAX-оборудования в 2009 году почти не изменился, замерев на уровне 1,36 млрд долларов (лишь на 20 млн долларов больше, чем годом ранее).

А главное — что дальше? Ведь на пороге уже стоит новый перспективный стандарт сотовой связи — LTE.

Ускорение

Основной вопрос, который волнует сегодня не только аналитиков, но и пользователей: станет ли LTE «убийцей» WiMAX, а значит, и коммерческих проектов, построенных на базе этой технологии беспроводной передачи данных? Дискутируя на эту тему, полезно прежде всего помнить о преемственности с уже действующими сетями, а также учитывать особенности использования частотного диапазона.

Окончательная сертификация всего комплекса технологий LTE еще не завершена. Но в любом случае речь идет не более чем об очередном эволюционном этапе развития мобильных сетей, построенных с опорой на группу стандартов GSM/CDMA/WCDMA/TD-SCDMA (а таких сетей в России большинство).

Если верить обещаниям поставщиков оборудования LTE, эта технология обеспечит высокий уровень производительности сетей, принципиально иные скорости передачи данных и эффективное использование радиочастотного спектра. К началу 2010 года около 45 крупных операторов во всем мире заявили о намерении улучшить свои сети, избрав в качестве ориентира именно LTE. Наконец, в массовых изданиях порой можно встретить утверждение, будто LTE — поистине революционная технология, которая не только отбросит на обочину истории решения предыдущих поколений (включая WiMAX), но и станет символом эпохи массовой замены услуг фиксированного, проводного Интернета — мобильным. Но истина, как обычно, обнаруживается где-то посередине.

Смелые прогнозы легко строить, послушав презентации представителей Alcatel-Lucent, Nokia Siemens Networks или Ericsson — компаний, собирающихся сделать кассу на поставках базового оборудования для развертывания сетей LTE. Так, утверждается, что новая технология обеспечивает передачу данных с пиковой скоростью до 320 Мбит/с. По сравнению с нынешними (реальными) 1 Мбит/с — настоящий прорыв, так что читатель может даже не пытаться представить себе, что такое «мегабит в секунду». Но мало кто говорит о том, что речь идет вовсе не об обмене информацией между ноутбуком или коммуникатором с базовой станцией, а о скорости в пересчете на один сектор этой самой базовой станции, которая и будет в действительности распределяться между всеми абонентами, использующими одну и ту же «антенну».

На практике даже 50 Мбит/с абонент получит лишь в том случае, если в гордом одиночестве использует базовую станцию, находясь на небольшом расстоянии от нее, да к тому же в условиях идеальной влажности, температуры и при отсутствии помех. Ситуация маловероятная. На практике в сетях LTE речь будет идти о 10–20 Мбит/с, да и то такие скорости будут доступны лишь при использовании сервисов, хостинг которых осуществляет сам провайдер связи. «Выкачать» что-то «большое» из Интернета на такой скорости можно, только используя торрент-сети. Но они в новых сетях под жестким запретом.

Восторги по поводу скоростных характеристик LTE явно преувеличены и подогреваются преимущественно производителями оборудования, всеми силами стремящимися расширить рынок сбыта и рекламирующими ожидаемые преимущества. Ведь впоследствии абоненты будут ругать операторов, а вовсе не вендоров.

Теоретически запустить сети LTE можно в любом частотном диапазоне, доступом к которому уже сегодня обладают поставщики услуг связи: 700–900 МГц, 1,8–2,1 и 2,5–2,6 ГГц. Однако исследователи из Frost&Sullivan довольно давно заметили: главные сложности в процессе внедрения LTE кроются вовсе не в необходимости увеличения емкости магистральных сетей и наращивании линейки доступных абонентских устройств. Все эти задачи вполне решаемы, поскольку выгодны как операторам «цифровых суперхайвеев», так и производителям потребительской электроники. Проблема в другом. Широко рекламируемые «космические» скорости загрузки контента на ноутбуки, смартфоны и другие устройства по беспроводному LTE-каналу возможны лишь при условии использования широкой полосы пропускания. А ее-то как раз в большинстве случаев (в России — точно) пока нет.

Необходимые частотные ресурсы в нашей стране планируется изыскать в рамках дорогостоящих работ по «расчистке» спектра, причем в качестве финансовых доноров предстоит выступить (кроме федерального бюджета) главным заинтересованным сторонам — операторам «большой тройки». Договориться с военными, традиционно занимающими львиную долю частотного спектра в нашей стране, будет дорого (по оценкам, расходы составят 1,5–5 млрд долларов). Учитывая, что ведущие сотовые компании соревнуются скорее друг с другом, чем с поставщиками сервисов WiMAX, а вкладываться в процесс высвобождения частот придется всем вместе (что не даст форы ни одному из участников), легко предположить: чрезмерно форсировать усилия на фронте LTE ведущие операторы не будут.

Показательно признание Андрея Савченкова, директора по технологическому развитию «ВымпелКома»: «На текущем этапе рассмотрения вопроса с частотами под LTE в России делать какие-либо четкие прогнозы относительно внедрения этой технологии сложно. Очевидно, что вариантов решения «частотной проблемы» немало — как по срокам, формату, так и по частотному диапазону как таковому».

Принято считать, что в лагере мобильного WiMAX готовится «симметричный ответ». Действительно, разработка второго релиза этого стандарта уже идет. Ожидается, что в итоге удастся в четыре раза повысить скорость передачи данных. Но каковы будут фактические результаты, покажет лишь практика внедрения. А ее еще предстоит дождаться.

Претенденты

Есть основания утверждать, что к развертыванию сетей LTE участники «большой тройки» будут подходить с тем же лекалом, что и к 3G. Сначала — тестовые зоны, затем — коммерческие реализации. Заявки на такие тестовые зоны ведущие сотовые компании выпрашивали у регуляторов начиная с прошлого года. Ситуация разрешилась лишь в феврале, когда Госкомитет по радиочастотам пообещал наконец-то определить четыре опытные территории для тестирования новой технологии, а Роскомнадзор передал в ГКРЧ предложения по организации этих зон. Правда, каких операторов высочайше допустят до таких испытаний, до конца не решено. Вполне вероятно, что этой задачей будут заниматься вовсе не они, а ведомственный ФГУП «НИИР».

 

К РАЗВЕРТЫВАНИЮ СЕТЕЙ LTE УЧАСТНИКИ «БОЛЬШОЙ ТРОЙКИ» БУДУТ ПОДХОДИТЬ С ТЕМ ЖЕ ЛЕКАЛОМ, ЧТО И К 3G: СНАЧАЛА ТЕСТЫ, ЗАТЕМ — КОММЕРЧЕСКИЕ РЕАЛИЗАЦИИ

 

Своим путем пошел «МегаФон», стремящийся, кроме развития тестовой зоны, построить еще и коммерческую сеть LTE в Сочи, где в 2014 году пройдут зимние Олимпийские игры. Компания направила заявку на полосу пропускания в диапазоне 2,6 ГГц. Цель ясна. Оператор пытается закрепиться в динамично развивающемся регионе прежде конкурентов, воспользовавшись статусом официального телекоммуникационного партнера Игр. Это даст возможность «МегаФону» быстро вернуть инвестиции в проект, в том числе благодаря доходам от обслуживания роуминговых абонентов со всего мира.

Так что же, операторам мобильного WiMAX нужно срочно требовать от разработчиков новой, более скоростной версии базового стандарта, а от производителей оборудования — скорейшего запуска в серию новых базовых станций и клиентского «железа»? Не факт. Ведь пока ключевым приоритетом (по крайней мере с точки зрения затрат) для сотовых операторов остаются сети третьего поколения. В качестве примера рассмотрим структуру капитальных затрат «МегаФона». В прошлом году они составили 5,2 млрд рублей (рост — на 4,7%). Инвестиции в 3G увеличились до 45% от общих вложений, 35% денег было направлено на строительство волоконно-оптических линий связи, а 20% — на повышение мощности сетей второго поколения. В 2010 году масштабы инвестиций не сократятся, причем доля вложений в сети третьего поколения вырастет до 55%, в оптоволокно — до 38%, а инвестиции в 2G будут проходить «по остаточному принципу» (7%). Как видно, расходов на активное развитие LTE компания в этом году не планирует.

Правда, кроме «большой тройки» есть и другие претенденты на строительство сетей LTE. Один из них — оператор «Скай Линк», планирующий использовать полученные в 2006–2007 годах частоты в пяти федеральных округах России. Строить сети GSM экономически уже невыгодно, а в дальнейшей перспективе — так и просто бессмысленно. Поэтому (в случае положительной реакции со стороны Минкомсвязи) «Скай Линк» имеет шанс начать строить именно сети LTE. Если только не возникнет новых осложнений из-за того, что действующих GSM-сетей он не запустил, хотя должен был.

Интерес к передовому стандарту проявляет и Tele2, работающая в России с 2003 года и контролирующая 17 региональных операторов (абонентская база — 14,4 млн человек). По данным президента Tele2 в России Дмитрия Страшнова, компания направила письмо на имя министра связи Игоря Щеголева, в котором просит включить Tele2 в список организаций, участвующих в инсталляции пилотных зон LTE на территории России. Главный аргумент — имеющийся у Tele2 опыт строительства сети LTE в Швеции.

По мнению Страшнова, на развертывание пилотной сети в масштабах одного региона уйдет от шести до девяти месяцев, что будет по времени соответствовать коммерческому запуску сетей четвертого поколения в ряде самых развитых стран Евросоюза. Вот только руководство Tele2 ничего пока не говорит о затратах на такие испытания. Да и бюджет на строительство сетей в Скандинавии достоверно не известен. Как «общеевропейский дискаунтер» мобильной связи, компания обещает, что и в сегменте LTE цены на ее услуги окажутся ниже, чем у конкурентов. Однако в итоге многое будет зависеть от фактических издержек, связанных со строительством новых сетей.

Еще один проект со все более определяющимися контурами — строительство LTE-сетей в 39 регионах, которые «достались» на недавнем конкурсе дочерним компаниям «Связьинвеста» (одна лицензия — у «Сибирьтелекома», 38 — у «Ростелекома»). Как отмечает Татьяна Толмачева, директор по развитию бизнеса в России и СНГ компании Frost & Sullivan, согласно лицензионным условиям эти сети должны быть построены на отечественном оборудовании, поэтому «Ростелеком» будет рассматривать возможность использования частот по технологии LTE только в том случае, если появятся отечественные производители такого «железа». Тем не менее, учитывая «специфику» получения «Ростелекомом» частот, можно ожидать, что чиновники закроют глаза на некоторые отклонения от лицензионных условий. «Решение в этом случае будет не столько экономическим, сколько политическим», — полагает Толмачева.

Так или иначе, но и эта инициатива будет реализована не завтра. Тем более что стоимость инсталляции сетей на частотах 2,3–2,4 ГГц (не самых экономически выгодных) может превысить, по оценкам, 1 млрд долларов. А ведь весь «Связьинвест» находится в процессе реорганизации, а МРК — в стадии присоединения к «Ростелекому». Хватит ли сил у компании в ближайшие пару лет заниматься не краткосрочными политическими акциями, а долгосрочными и дорогими проектами?

«Убийца» не спешит

Следует признать, что до сих пор — несмотря на уже довольно длинную историю развития мобильных услуг беспроводного доступа в Интернет — операторы связи не могут опереться на массив специально созданного контента, адресованного подвижным пользователям Сети. Проще говоря, «по воздуху» потребители обращаются к тому же содержанию, что и «по проводам». Да и скоростные каналы передачи данных часто не нагружены полностью. Так что простым увеличением скорости не обойтись. Нужен новый подход к контент-сервисам.

Уже сегодня, как отмечает генеральный директор «Рустелекома» Юрий Брюквин, абоненты довольно активно используют мобильный Интернет для доступа к почте и системам обмена мгновенными сообщениями (53,6% — по данным опроса), социальным сетям (35,3%) и онлайн-новостям (36,1%). Медиаконтент по «воздуху» могут позволить себе 27,6% опрошенных, 12,9% совершают платежи через системы электронного банкинга или с помощью «электронных валют», а еще 10,5% играют на мобильных устройствах в сетевые игры. Однако полноценную информационно-сервисную инфраструктуру, адресованную именно мобильным пользователям, еще только предстоит создать.

Каковы перспективы загрузки широкополосных беспроводных каналов в случае внедрения LTE? Весьма вероятно, что обеспечивать активное использование открывающихся возможностей поможет деятельное развитие сегмента унифицированных коммуникаций (доступ пользователя к любым сервисам «в одном флаконе» — от ICQ и Google Talk до «голоса по IP»). Судя по всему, нарастающим спросом будет пользоваться и мобильное телевидение (в том числе конвергентные решения, возникающие на стыке технологий). Наконец, со временем каждый абонент получит в свое распоряжение развитую и функциональную медиаплатформу, позволяющую не только получать любой контент, но и делиться им со всем миром. Очевидный прогресс технология LTE может привнести и на рынок автонавигации. Но это опять-таки прогнозы и ожидания.

Перспективы рынка мобильного доступа в Интернет колоссальны. Однако, по всем признакам, внедрение LTE в России будет происходить постепенно. Для начала операторы должны не только окупить затраты на развертывание 3G, но и получить прибыль. И лишь затем ведущие игроки начнут строить сети следующего поколения. Вдобавок, по оценкам специалистов, каждый год цены на технологическое оборудование будут падать на 15–20%.

Если оправдается такой (вполне вероятный) прогноз, то поставщикам услуг мобильного WiMAX в ближайшие годы ничто не угрожает. Тем более что в любом случае их удел — игра в узкой нише на ограниченной территории. Ждать от поставщиков таких сервисов федеральных амбиций, даже при поддержке инвестиционного фонда Intel Capital (как известно, корпорация Intel весьма заинтересована в расширении рынка WiMAX), следует с осторожностью. Скорее всего, работать такие сети будут по принципу хоть и больших, но все-таки «островов». Да и LTE-сети не покроют всю страну разом. Серьезных проектов в этой сфере следует ожидать не ранее чем через три–четыре года. Так что повсеместно доступный и в полном смысле широкополосный «воздушный» Интернет — пусть и вполне реальная, но все-таки сказка. На будущее.

http://offline.business-magazine.ru/2010/170/331335